Гуманитарные аспекты

28-03-2011, 09:45 | Раздел: Психология
Гуманитарные аспектыВ статье рассматриваются гуманитарные аспекты современной биологии и экологии, которые возникают в связи с людиновимирнистю их объектов.

Приводятся аргументы о необходимости постнеклассического типа научной рациональности с его ориентированностью на аксиологические, этические, мировоззренческие основы для решения проблем человеческого бытия в ХХ1 вв.

Наука ХХ1 вв. проявила себя как значительно более сложный феномен, чем тот который был представлен на принципах классического типа рациональности. Глобальные кризисы человеческого существования в техногенной цивилизации, развивавшейся використовуюючы интеллектуальную и техническую силу науки, убедительно доказали, что для того, чтобы человеческой род мог проектировать свое будущее, нужна другая, «человеческая» наука. Итак, появилась потребность гуманизации науки.

Тесное переплетение собственно научных и гуманитарных проблем проявляет себя в современном научном познании живого.Тому, философский образ биологии отображено ее многомерность как науки — взаимосвязанные "язаннисть социокультурного, цивилизационного, деятельностно-практического, мировоззренческого и собственно эпистемологического аспектов.

Названы ракурсы присущи любой естественной науке, но биология отличается тем, что является наиболее «философской» и ближайшей к человеку. Особенности философии биологии связанные со спецификой живых систем, с содержательностью теоретических проблем биологии и особенностями биологии как науки. Следует отметить такую особенность биологического познания — получение биологического знания существенно зависит от исследователя, от его мировоззренческих ориентаций. Кроме того, объект биологии — живет, а к живому принадлежит и человек. Итак, объект и субъект биологического исследования определенной степени тождественны. Современный методолог биологии Р. Саттлер отмечает, что биологические утверждения базируются на философских положениях, следовательно смысл вопрос «Что такое жизнь?» не может быть раскрыт на нейтральном грунте, так как отражает мировоззренческие ориентации той личности, которая ставит этот вопрос, поскольку человек является принадлежащей к миру живого, то исследователь-биолог, даже не имея на цели, вводит себя как живое существо в ряд своих объектов и хочет понять ее «как свое другое».
Введение человека как биологического объекта в предмет научного исследования привело к появлению проблематики философии биологии аксиологического характера. Особой значимости она приобретает на этапе постнеклассической науки, когда ценностные ориентации включены непосредственно в процесс биологического исследования. Так, этические нормы имеют иногда определить позицию исследователя еще до осуществления исследования, которые могут быть требованиями даже отказа от проведения определенных биологических исследований, если это касается человека, биосферы и опасно.

Последние десять лет, примерно с начала 90-х все более проявляется значимость исследований в области биофилософии. Она не является эквивалентом философии биологии, это сложный феномен, требующий осмысления. По мнению современных методологов биологии, например, проф.Борзенкова В.Г., есть основания для проведения определенной аналогии между «философией жизни» и «биофилософиею». Последняя сформировалась во второй половине ХХ в. и привлекает все большее внимание методологов науки. Начало процесса формирования основ биофилософии связан с открытием структуры ДНК и определению биологии как нового лидера современного естествознания. Позже биологию начали рассматривать и как принцип социогуманитарного знания Значительный толчок такому Google квалификации этой науки предоставила труд американского энтомолога Е Уилсона "социобиология. Новый синтез «, изданную в 1975 г. Обнаружение» гуманитарных возможностей "биологии структуровалося в формировании таких новых отраслей, как эволюционная этика, биоэтика, биоестетика, эволюционная эпистемология, биополитики т.д.

Итак, есть биофилософия новой «философии жизни»? Очевидно, что нет. «Философия жизни» — чисто философский направление. Понятие жизни в ее пределах было определено, исходя из потребностей философии иррационализма, а не биологии как науки. Поэтому жизнь (в пределах «философии жизни») — реальность, которая в сущности своей иррациональна, т.е. недоступна розсудочному, научно-рациональному осмыслению. В таком смысловом нагрузке это понятие отражало в новой традиции самую сущность мира и человеческого существования в нем и поэтому стало основополагающим для нового мировоззрения.

Следовательно, такая трактовка жизни не только не получалось по биологии, а даже противоречило, поскольку успехи дарвинизма, менделевськои генетики как раз убеждали в научно-рациональных возможностях познания живого. Однако, именно успехи биологии сыграли роль «подталкивая механизма» в движении к поиску нового философского смысла, в преодолении ограниченности классического рационализма как такового, который игнорировал «сама жизнь».

В биофилософии, наоборот, ответ на вопрос «Что есть живое?» основывается на учете научно-биологических знаний. Но, одновременно, биофилософия выходит за пределы собственно биологии — к осмыслению проблемы жизни как объективной реальности, пытаясь соотнести его как с бытием Вселенной, так и существованием человека в мире культуры и цивилизации, причем, биофилософия цель раскрывать мировоззренческие, методологические, гносеологические, онтологические, аксиологические проблемы бытия Вселенной через призму исследования феномена жизни. В таком широком трактовке предмета биофилософии у него оказывается включенным и проблемный круг философии биологии, основным мировоззренческим вопросом которого остается вопрос о сущности живого.

В современной — постнеклассические биологии поиск этого важного вопроса разрешения осуществляется в рамках нового типа научной рациональности он утверждается в исследованиях сложных систем, способных к самоорганизации и саморазвития. Именно таковы биологические системы. Их исследования требует новых, по сравнению с классической наукой, методологических подходов. Парадигма постнеклассической науки предлагает синергетическое объяснение особенностей живого Оно, в частности, позволяет обратиться к такому способу физического познания живого, который может объяснить, почему живые системы способны противостоять наращиванию энтропии. По заключению И. С. Добронравовой, «целостность и темпоральность как черты систем, саморганизуються связанные со сложностью как увеличением упорядоченности, поскольку самовольное возникновение новых структур в неравновесных средах сопровождается локальным уменьшением энтропии за счет передачи энтропии, произведенной в системе, которая самоорганизуется в среду».

Уровень целостности, проявляющейся живыми организмами, является таким высоким, что его возможно сопоставить лишь с целостностью таких квантово-механических систем, как ядра, атомы и молекулы. Поэтому основатель физики живого проф.Ситько С.П. рассматривает живет с позиций физики живого как «четвертый (после ядерного, атомного и молекулярного) уровень квантовой организации природы, когда самосогласованный потенциал, обеспечивающий существование эффективных дальнодиющих сил, функционирует по типу лазерного потенциала в миллиметровом диапазоне электромагнитных волн». Физика живого как познание биологических систем на основе постнеклассического типа научной рациональности, полностью адекватная особенностям биологического познания. в плане необходимости учета роли исследователя в формировании объекта исследования в биологии.
Так, А. Огурцов подчеркивает роль «личностного видения» в биологическом познании Именно личностный видение той предельной проблеме, которой в биологии является проблема «Что такое жизнь?» — в значительной мере определяет установки исследователя, способы обоснования и оправдания их в научном сообществе и обществе в целом (5) В концептуальных и методологических измерениях физики живого становится все более очевидной требование осмысления живого в системе всех знаний, касающихся проблемы жизни и накопленные в ходе культурного и цивилизационного развития человечества.

Итак, биология и вообще современное научное исследование живого предоставляет мощного толчка человеческому разуму в его движении к новому мировоззрению и новому пониманию самого человека. В формировании такого нового видения существенную роль играет выделение этических проблем науки, их современное исследование и присоединения вообще научного сообщества, ученых к пониманию их знащущости.

Наука существенным образом влияет на судьбу человека и общества благодаря фантастическим возможностям новейших технологий, разработанных в рамках фундаментальных научных исследований. Последствия такого воздействия является непредсказуемыми — достаточно вспомнить о глобальных проблемах, генную инженерию и клонирование. А с другой стороны, свободу научного творчества ограничить невозможно. Поэтому вопрос о степени вмешательства науки в природу и человеческое бытие на уровне постнеклассической науки попадает в плоскость этики.

В сознании мирового научного сообщества утвердился статус этических проблем науки как таковых, что является результатом влияния науки на общество и природу. Яркий пример — исследование известного западного философа науки Э. Агацци. Глубокие идеи в этом отношении сформулированы К. Аппеля. И в отечественной и в западной философии науки признается, что в реальной науке исследовательская деятельность направляется определенными мировоззренческими и методологическими ориентирами, верой в истинисть идеалов науки, моральными принципами. Осознание ученым необходимых норм реализуется в факте ответственности ученого — «общечеловеческого характера» (В. Энгельгардт), в «элементарной ответственности персональной этике ученого» (Парсонс Т., Сторер Н.) — за безупречность научных результатов.

В конце ХХ в. стало очевидным, что наука, техника, технология не только к бурное развитие цивилизации, но и проявили себя как сила, разрушительным образом повлияла на природу и человека. Для европейской философии этот вывод не нов. Он ярко обоснованный в философии Н. Бердяева, М. Хайдеггера, А. Швейцера, О. Шпенглера, Э. Фромма.

Каким же должен быть нравственный выбор ученого в начале ХХ1 вв.? С одной стороны, именно наука причастна к возникновению глобальных проблем. С другой, остановить научно-технологическое развитие невозможно. Кроме того, современный мир человека — это технологизированы среду, где жестко задается структура отношение к природе — как к объекта технических и технологических возможностей, к обществу — через социоэкономические и политические программы развития, к человеку — благодаря технологии повседневной жизни, общения и, даже, собственно к себе, что является следствием технологизованости духовного мира личности. Новейшие технологии, разработанные на основе фундаментальных теоретических исследований, являются орудиями создания этого технологизированы среды как искусственного мира человеческой жизнедеятельности.