НЕ ХОЧУ и НАДО

19-02-2011, 20:21 | Раздел: Психология
«Воля не есть какой-то безличный агент, распоряжающийся только движением, — это деятельная сторона разума и морального чувства», — говорил Сеченов.

Волевые процессы характеризуются своеобразным усилием, направленным на преодоление препятствий, которые стоят на пути к достижению сознательно поставленной цели.

Вся деятельность человека произвольна. Этим она и отличается от поведения животных. Отдаленность целей, их общественная значимость, сильное стремление к их достижению, настойчивость, решительность — вот что определяет высокие качества воли. Иногда говорят: сильные волей переплывают море жизни, а слабые — в нем купаются.

Простейший волевой процесс — волевое действие, в котором достигается элементарная цель. Его этапы могут быть изображены схемой, показанной на рисунке.

Борьба мотивов — это и есть чаще всего борьба между «не хочу» и «надо». Повторите опыт с падением на подушки. Раньше он понадобился нам для того, чтобы искусственно вызвать эмоцию. Но не менее отчетливо видна в нем и борьба мотивов, борьба «не хочу падать» и «надо упасть». Некоторые очень долго не могут убедить себя упасть, проявляя нерешительность. Кажется, вот-вот упадет, но опять выпрямился.

Нерешительность наблюдается не только при преодолении чувства страха и не только в борьбе «не хочу» и «надо», но и в столкновениях разных «хочу». Подешел человек к киоску газированной воды и все раздумывает: с сиропом или без сиропа пить воду. «Сам не знает, чего хочет», — скажут про такого.

Монолог Гамлета, первые слова которого вошли в поговорку, показывает борьбу мотивов, стоящих на другом краю сложной гаммы мотивов человеческой деятельности:
Быть или не быть, вот в чем вопрос. Достойно ль терпеть безропотно позор судьбы
Иль надо оказать сопротивленье,
Восстать, вооружиться, победить
Или погибнуть?
Иногда из-за удовлетворения своего «хочу» человек может, как говорится, «горы сдвинуть». А вот из-за «хочется» ему бывает лень и пальцем пошевелить. «Хочется» всегда безвольно, так же как прихоть, то есть объективно неоправданное хотение. Оно может породить упрямство, но никогда не порождает настойчивости.