Абстрактная живопись

21-02-2011, 03:00 | Раздел: Психология
— Почему это собор? — сказала посетительница американской выставки в Москве, рассматривая картину столпа абстрактной живописи Джексона Поллака. — Это ведь просто веселенькие обои или ситчик.

Она заметила одну из психологических сторон абстрактной живописи. «Физические элементы форм, красок, линий, материала становятся независимыми индивидуальными средствами выражения, обращающимися непосредственно к чувствам и лишь через чувства — к разуму, подобно звукам и музыке», — так была охарактеризована эта сторона абстрактного искусства в проспекте, изданном для американской выставки.

Но ведь эта задача испокон веку решается человечеством в так называемом орнаментальном искусстве, к которому принадлежит, в частности, и раскраска обоев и раскраска ситца. Иногда говорят, что в музыке мелодия соответствует рисунку, а гармония — краскам. Хороший орнамент иногда действует на нас подобно музыке. Не случайно сейчас идут поиски нового вида искусства, основу которого давно заложил Александр Николаевич Скрябин (1872—1915), — световой музыки. Орнамент активизирует нашу фантазию и по ассоциации может вызвать образы, непосредственно не изображенные на нем. Когда вы выбираете весенние, жизнерадостные расцветки обоев взамен понравившихся строителям мрачных, вы ведь не станете утверждать, что на них изображена весна. Кому-то другому они могут напомнить детство. Хотя неплохо было бы давать обоям название так же, как это принято для духов, пудры, кремов.

Принцип, отраженный в украинской пословице «Хоч гiрше, або iнше», поиск сенсации, который всегда убивает истинное искусство, — это вторая психологическая сторона абстракционизма. Именно сенсация заставляет «художника» вставлять в рамку кусок орнамента, подчас ласкающий глаз, и давать ему кричащее, ставящее зрителя в тупик название. Именно мода заставляет неумных людей восхищаться рисунками обезьяны, размазывающей по полотну краски, или осла, мажущего хвостом. Но главное, что этот принцип заставляет самих реакционных малярных дел мастеров уподобляться таким животным, не понимающим, что они рисуют.