Поэт

18-02-2011, 08:05 | Раздел: Психология
Карел Чапек, издеваясь над поэтами-абстракционистами, рассказывает, как полицейский комиссар Мейзлик не совсем обычным способом узнал номер скрывшегося автомобиля, который сбил ранним утром пьяную старуху.

Чапек так описывает допрос поэта Нерада, который был свидетелем этой катастрофы.

«— Припомните какую-нибудь мелочь, подробность- — настаивал Мейзлик.

— Да что вы! — испуганно удивился Нерад. — Я никогда не замечаю подробностей.

— Что же вы вообще заметили, скажите, пожалуйста? — иронически осведомился Мейзлик.

— Так, общее настроение, — неопределенно ответил поэт. — Эту, знаете ли, безлюдную улицу… длинную… предрассветную… И женскую фигуру на земле… Постойте! — вдруг вскочил поэт. — Ведь я написал об этом стихи, когда пришел домой.

Он начал рыться в карманах, извлекая оттуда счета, конверты, измятые клочки бумаги.

— Это не то, и это не то… Ага, вот оно, кажется. — И он погрузился в чтение строчек, написанных на вывернутом наизнанку конверте.

— Покажите мне, — вкрадчиво предложил Мейзлик.

— Право, это не из лучших моих стихов, — скромничал поэт, — но, если хотите, я прочту.

Закатив глаза, он начал декламировать нараспев:

Дома в строю темнели сквозь ажур, Рассвет уже играл на мандолине. Краснела дева.

В дальний Сингапур Вы уносились в гоночной машине. Повержен в пыль надломленный тюльпан. Умолкла страсть. Безволие… Забвенье. О шея лебедя! О -грудь! О барабан и эти палочки —

трагедии знаменье!

— Вот и все, — сказал поэт.

— Извините, что же все это значит? — спросил Мейзлик. — О чем тут, собственно, речь?

— Как о чем? О происшествии с машиной, — удивился поэт. — Разве вам непонятно?

(Дальше следует разговор, в котором Нерад копается в своих, только ему понятных ассоциациях, например, Сингапура с малайцами и коричневым цветом машины и последних строк стихов с цифрами. — К. П.)

— Так, — сказал Мейзлик, выписывая на листке цифру «235». — Вы уверены, что номер автомобиля был двести тридцать пять?

— Номер? Я не заметил никакого номера, — решительно возразил Нерад. — Но что-то такое там было, иначе бы я так не написал. По-моему, это самое удачное место. Как вы думаете?»

Это действительно оказался коричневый автомобиль № 235.